2010 — Городище Дубна по результатам исследований 2009 года

Археологические исследования на городище Дубна, расположенном на правом берегу реки Волги, на территории города Дубны Московской области, были выполнены в полевой сезон 2009 года археологической экспедицией Дубненского общественного фонда историко-краеведческих исследований и гуманитарных инициатив «Наследие» под руководством автора (1).

 

Археологические исследования на городище Дубна, расположенном на правом берегу Волги, на территории города Дубны Московской области, были выполнены в полевой сезон 2009 г. археологической экспедицией Дубненского общественного фонда историко-краеведческих исследований и гуманитарных инициатив «Наследие» под руководством автора (1).

Целью работ было уточнение сведений об археологическом памятнике, в том числе уточнение границ распространения культурного слоя, и подготовка предложений по обеспечению сохранности городища в муниципальные и государственные органы власти.


В полевых исследованиях участвовали сотрудники Дубненского фонда «Наследие» и волонтеры из числа жителей г. Дубны (2).

В ходе проведенных исследований был выполнен инструментальный план городища и его окрестностей, составлено подробное описание и проведена фотофиксация памятника. На береговом обрыве реки Волги, вдоль которой вытянут культурный слой городища, было выполнено восемь зачисток: четыре зачистки шириной 1 м, три зачистки шириной 2 м и одна зачистка шириной 4 м. На площадке памятника было заложено два шурфа, площадью 5 кв.м и 10 кв.м.

В результате проведенных работ было установлено, что площадь сохранившейся к настоящему времени части памятника составляет 3,8 га. Определена стратиграфия культурного слоя и перекрывающих его напластований в разных частях памятника. Предположительно, выявлен участок памятника, на котором сохранились остатки древнерусских оборонительных сооружений.

Полученная в результате работ коллекция в составе 107 единиц хранения была сдана в музей государственного учреждения высшего профессионального образования Московской области Международного университета природы, общества и человека «Дубна».

Характеристика района исследований (3)

Городище Дубна находится на территории Волго-Дубненской низины, входящей в Верхневолжскую низменность. Она имеет сглаженный плоский рельеф, значительная часть района заболочена. В морфологии района выделяются пойма, первая и вторая надпойменные террасы. Городище расположено на высокой пойменной террасе. Она приурочена к отметкам 114-115 м над уровнем моря. Ее отложения распространены в районе Ратминской стрелки по правому борту реки Волги и по левому — реки Дубны.

Поверхность высокой поймы ровная, частично заболочена, субгоризонтальная, местами наблюдается небольшой наклон в сторону реки. Бровка террасы четко очерчена. Высота уступа поймы составляет 2,5 м. Высокая пойма причленяется к поверхности первой надпойменной террасы. Поверхность этой террасы неровная, в районе Ратмино на ней наблюдаются песчаные дюны.

Почвенный покров района характеризуется большой пестротой по степени оподзоленности, развитию дернового процесса, уровням смытости и намытости, оторфованности и признакам залужения. Почвообразующие породы представлены четвертичными отложениями различного генезиса и состава, главным образом водно-ледниковыми и древнеаллювиальными.

Растительный покров района разнообразен и представлен различными типами хвойных, хвойно-широколиственных и мелколиственных лесов, пойменных и суходольных лугов, низинных и верховых болот. Вблизи городища Дубна располагается лесной массив Ратминский бор, имеющий статус памятника природы муниципального значения.

Климат района умеренно-континентальный. По количеству атмосферных осадков район относится к зоне повышенного увлажнения: среднегодовая сумма осадков составляет 783 мм.

История изучения городища Дубна

Городище Дубна известно в литературе также как Ратминское поселение. Впервые оно упоминается в 1861 г. в книге И.С. Белюстина «Археологические, исторические и практические сведения, относящиеся до России» (книга II, Калачева, 1861) (4). В 1873 г. информацию И.С. Белюстина о городище Дубна цитирует Д.Я. Самоквасов в своем обобщающем труде «Древние города России»: «По исследования г. Белюстина оказывается «от Твери почти вплоть до Ярославля, по обеим берегам Волги, столько городищ! Так, при устье р. Дубны городище, теперь село Дубенское Городище; против него остатки вала, окопов, которые доселе называют городищем» (Самоквасов, 1873. С. 119). В том же 1873 г. Р.Н. Никулин высказывает мнение о том, что село Городище на Дубенском устье «это древний городок Дубна» (цит. по: Плетнев, 1903. С. .257) (5). Именно это мнение Р.Н. Никулина является первой попыткой определить расположение летописной Дубны.

В 11-м томе энциклопедического словаря Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона, изданном в 1893 году, в статье о реке Дубне говорится, что расположенное при устье Дубны село Дубна (Городище) «в старину было городом» (Энциклопедический словарь, 1893).

В 1903 г. археолог и краевед В.А. Плетнев приводит следующую справку об «остатках древности и старины» в районе села Городище (Дубенское Устье): «По исследованиям покойного Белюстина, при устье реки Дубны, против села Дубенского Городища, находятся остатки вала, окопов, которые досель называются Городищем. В произведенном Тверским губернским статистическим комитетом исследовании о географических названиях упоминается о кургане «Городок» в этом селе. Р.Н. Никулин говорит, что село это — древний городок Дубна. В Тверском Музее хранятся две, по-видимому, недоделанные каменные стрелы, найденные в с. Дубна или Дубенском Городище, и обгорелые остатки компаса, найденного на берегу Волги близ села» (Плетнев, 1903. С. 257).

В 1932-33 гг. по берегам Верхней Волги и по трассе канала Москва-Волга работает отряд археологической экспедиции Государственной академии истории материальной культуры под руководством О.Н. Бадера. Он фиксирует целый ряд археологических памятников, находящихся на территории современного города Дубны и его окрестностей (Бадер и др., 1935. С. 49-51), составляет первый вариант археологической карты этого района (Бадер, 1950а. С. 9. Рис. 1). Однако, к сожалению, городище Дубна не было им обнаружено.

Тот факт, что крупный археологический памятник, представляющий собой остатки древнерусского города, не был обследован экспедиционным отрядом О.Н. Бадера, связан, вероятно, как с чрезвычайно поспешным характером данного исследования, охватывавшего очень большую территорию, которая вскоре должна была уйти под воду, так и с тем, что культурный слой древнерусской Дубны перекрыт мощными наносами аллювиального происхождения – слоем суглинка толщиной до 1 м. Этот суглинок практически полностью снивелировал антропогенные элементы рельефа древнерусского городища, культурный слой которого проявляется практически только в обрывистом берегу реки Волги. Активное размывание этого берега началось в 1939 г. после создания Угличского водохранилища, существенно поднявшего уровень Волги в районе впадения в нее реки Дубны.

В начале 1960-х годов первые подъемные сборы с разрушающегося участка городища Дубна (Ратминского поселения) сделал научный сотрудник Объединенного института ядерных исследований, физик из Чехословакии Владимир Кноблох (работал в ОИЯИ с 1960 по 1964 гг.). В 1962 году его коллекция была дополнена сборами, выполненными с этого же места учителями дубненской школы рабочей молодёжи И.З. Ососковой и Ю.Ф. Ивановой. В числе их находок были орнаментированные фрагменты керамики, костяной гребень, глиняные бусины, каменные диски и др.

Сделанные находки И.З. Ососкова и Ю.Ф. Иванова показали Т.Б. Поповой, руководителю полевого отряда археологической экспедиции Государственного Исторического музея, осуществлявшего раскопки на берегу Дубны около деревни Сущево (Осокова И., Иванова Ю., 1962. С. 2), а также отвезли в Москву, в Исторический музей.

Осенью 1962 года отряд экспедиции Государственного Исторического музея в составе сотрудников музея Т.Б. Поповой, В.М. Раушенбах, А.В. Успенской, и учителей истории из дубненских школ И.З. Ососковой и З.Г. Козловой, проводит первое археологическое обследование городища Дубна. В отчете об этих работах, хранящемся в научном архиве Института археологии РАН, А.В. Успенская отмечает, что «по свидетельству местных жителей, за последние 5-6 лет правый берег Волги, в обрыве которого обнаружены остатки поселения, разрушен на 10-15 метров» (Успенская А.В., 1963. С. 1).

В 1963 г. отряд археологической экспедиции Государственного Исторического музея под руководством А.В. Успенской начинает раскопки городища Дубна (Ратминского поселения). На раскопе работают учащиеся школы № 4 г. Дубны во главе с учительницей З.Г. Козловой. За этот полевой сезон на памятнике было вскрыто два раскопа общей площадью 120 кв.м, в них изучены остатки трех жилищ и двух хозяйственных построек древнерусского времени (Успенская А.В., 1963).

В 1964 г. исследования продолжаются. Помимо руководителя работ, в них участвуют научные сотрудники Государственного Исторического музея В.А. Мальм и М.В. Фехнер, на раскопе продолжают работать учащиеся школы №4. В этом году было вскрыто два раскопа общей площадью 140 кв.м (Успенская А.В., 1964).

В 1965 г. отрядом А.В. Успенской вскрыто еще два раскопа общей площадью 150 кв.м, на раскопках работают фотограф В.Р. Климачёв, учащиеся дубненских средних школ и участники школьного археологического кружка при Государственном Историческом музее (Успенская А.В., 1965).

Всего за три года раскопок под руководством А.В. Успенской было заложено шесть раскопов (все они непосредственно примыкали к размываемому береговому обрыву), вскрыто 410 кв.м, изучены остатки девяти древнерусских жилищ, фиксировавшихся, главным образом, по развалинам глинобитных печей, подпольным и столбовым ямам (Успенская А.В., 1965).

В ходе раскопок в культурном слое городища были найдены многочисленные артефакты домонгольского времени, свидетельствующие о существовании здесь рыболовецких промыслов, железоделательного производства, гончарства, ткачества и ювелирного дела; остатки вооружения и воинского снаряжения. Полученная коллекция поступила в Государственный Исторический музей под номером 98400.

В 1966 г. А.В. Успенская опубликовала обобщающую статью по материалам исследований Ратминского поселения (Успенская А.В., 1966). В этой статье она отмечает, что исследованный археологический памятник представляет собой остатки древнерусского поселения Дубна, упомянутого в Новгородской первой летописи старшего извода под 1216 г. в связи с походом новгородского войска под предводительством князя Мстислава Удатного на Владимиро-Суздальское княжество. Начальную дату существования поселения автор определяет концом X – началом XI вв. По ее мнению, «поселение здесь просуществовало более двух столетий, причем за это время оно не раз подвергалось сильным опустошениям, о чем свидетельствуют следы пожарищ в культурном слое памятника. Летописные данные о разгроме и сожжении поселения Дубна в 1216 г. новгородским войском подтверждаются материалами раскопок» (Успенская А.В., 1966. С. 111).

После окончания раскопок А.В Успенской изучение городища Дубна профессиональными археологами не производится на протяжении двух десятков лет. На этом этапе к исследованиям подключаются краеведы-любители из числа жителей Дубны, интересующихся историей родного края. Они собирают археологические материалы, в большом количестве вымываемые из культурного слоя по ходу ежегодного разрушения берегового обрыва. Наиболее крупную коллекцию к середине 1980-х гг. собирает Е.Ю. Крымов, сотрудник отдела контрольно-измерительных приборов и аппаратуры ОИЯИ. В 1985 г. он обращается в редакцию журнала «Советская археология» с письмом, к которому прилагает прорисовки сфрагистических находок, сделанных им на городище – актовых печатей и торговых пломб (Белецкий С.В., 1986).

В 1986 г. для осмотра коллекции Е.Ю. Крымова и изучения состояния археологического памятника в Дубну выезжают сотрудники Института археологии РАН: кандидат исторических наук С.В. Белецкий и младший научный сотрудник А.С. Фролов. Они проводят разведочное обследование городища Дубна (Ратминского поселения) и изучают коллекцию Е.Ю. Крымова (Белецкий, 1986, Белецкий С.В., Крымов Е.Ю., Фролов А.С., 1988).

В результате этих исследований С.В. Белецкий делает ряд принципиальных выводов о хронологии и социально-политическом статусе древнерусского поселения, расположенного на Ратминской стрелке. В 1987-1990 гг. в целом ряде научных публикаций он приводит убедительные доказательства того, что это поселение представляет собой остатки летописного города Дубна, основанного в 1132-1134 г. и погибшего в 1216 г. (Белецкий С.В., 1987; Белецкий С.В., Крымов Е.Ю., Фролов А.С., 1988; Белецкий С.В., Крымов Е.Ю., 1990; Крымов Е.Ю., Белецкий С.В., 1994).

Е.Ю. Крымов передает свою коллекцию городу Дубне и становится директором Музея археологии и краеведения, созданного в марте 1990 г. при комитете ВЛКСМ Объединенного института ядерных исследований. С апреля 1991 года музей был передан в молодежный фонд социальной поддержки «Сфера», который через два года был преобразован в муниципальное учреждение. В феврале 1995 года музей получил статус муниципального учреждения при отделе культуры администрации города Дубны.

Е.Ю. Крымов публикует в городских газетах целый ряд научно-популярных статей о древнерусской Дубне и других археологических памятниках, расположенных на территории и в окрестностях города (Крымов Е.Ю., 1989, 1992 и др.); а также участвует в издании двух монографий по истории Дубны в соавторстве с И.Б. Даченковым и Т.Е. Строковской (Крымов Е.Ю., Строковская Т.Е., 1997; Даченков И.Б., Крымов Е.Ю., 1998).

В 1990-е гг. сбор материалов с размываемой части городища продолжается, в городской музей археологии и краеведения поступает ряд ярких артефактов, обнаруженных дубненскими краеведами-любителями – например, предмет, интерпретируемый как закладной камень древней церкви, переданный в музей И.А. Зининым (Крымов Е.Ю., 1992).

В 1995 г. выходит из печати вторая часть «Археологической карты Московской области». В статье Т.Д. Николаенко дается подробное описание памятника, за которым с этого времени закрепляется наименование «городище Дубна», вместо использовавшегося ранее названия «Ратминское поселение». На базе обобщения материалов исследований А.В. Успенской и С.В. Белецкого городище характеризуется как остатки летописного города Дубна (Николаенко Т.Д., 1995).

В 2001 г. создается Дубненский общественный фонд историко-краеведческих исследований и гуманитарных инициатив «Наследие», начинает выходить регулярное печатное издание фонда – газета «Дубненское наследие». Основным инициатором создания фонда и его руководителем становится выпускник Московского историко-архивного института И.Б. Даченков, занимавшийся проблемами истории Дубны и ее окрестностей уже в 1990-е годы (Даченков И.Б., Крымов Е.Ю., 1998). В своих новых работах он продолжает исследования роли и значения древнерусской Дубны в истории Северо-Восточной Руси (Даченков И.Б., 2004, 2006, 2008; Даченков И.Б., Петров Ф.Н., 2009). В 2009 г. фонд создает археологическую экспедицию, которая приступает к новому этапу исследований древнерусской Дубны.

Описание городища Дубна

Городище Дубна расположено на правом берегу р. Волги (Угличского водохранилища), при впадении в нее реки Дубны, по левому берегу последней, непосредственно к северу от храма Похвалы Пресвятой Богородицы (1827 года постройки), на территории города Дубны Московской области (рис. 1, 2, 11, 24).


Культурный слой городища Дубна вытянут вдоль берега Волги вверх по ее течению от оконечности Ратминской стрелки – мыса, образованного при устье реки Дубны, – на 510 м, имеет ширину до 105 м. Площадь памятника – 3,8 га.

Памятник занимает относительно ровную площадку высокой поймы реки Волги, на высоте 2,0-2,5 м над уровнем воды в Волге.

Поверхность основной части памятника относительно ровная. В южной части памятника с запада – юго-запада на восток – северо-восток проходит русло запруженного ручья длиной около 270 м и шириной до 7-8 м. Самая оконечность мыса приподнята над окружающей поверхностью на 0,2-0,3 м. Приподнятый участок отделен от остальной части памятника понижением дневной поверхности, вытянутым с северо-запада на юго-восток, шириной от 4 м до 6,5 м,

Шурфы были сориентированы по сторонам света. Снятие верхнего, балластного слоя грунта осуществлялось горизонтами по 20 см. Снятие культурного слоя осуществлялось горизонтами по 10 см. Отработанный грунт после просмотра отбрасывался на борта шурфов. После завершения работ отвалы были использованы для рекультивации шурфов.


Профили всех зачисток были сориентированы по линии берегового обрыва и, таким образом, вытянуты в широтном либо субширотном направлении: запад – восток либо запад – юго-запад – восток – северо-восток. Нумерация зачисток осуществлялась от оконечности мыса – Ратминской стрелки.


Наиболее интересные результаты были получены при изучении зачисток берегового обрыва, расположенных в восточной части городища Дубна. Так, например, в профиле зачистки 1, восточный край которой находится в 18 м к западу от оконечности Ратминской стрелки, предположительно, зафиксирован внутренний край крепостного рва. В заполнении рва выявлен культурный слой (темная гумусированная супесь) мощностью до 50 см и две песчаные прослойки. Культурный слой перекрыт сверху слоем желто-коричневого слабо гумусированного суглинка аллювиального происхождения мощностью до 90 см и слоем дерна. Основной участок рва находится ниже уровня воды в реке, поскольку после затопления Угличского водохранилища уровень Волги в этих местах повысился на три метра (рис. 2, 3).


В профиле зачистки 2, восточный край которой находится в 28 м к западу–юго-западу от оконечности Ратминской стрелки, выявлен культурный слой мощностью до 50 см, перекрытый сверху слоем суглинка мощностью до 60 см и слоем дерна (рис. 2, 4). Можно предположить, что в нижней части профиля зафиксирован внешний край крепостного рва, внутренний край которого обнаружен в профиле зачистки 1. Если это предположение соответствует действительности, то ширина рва по его верхнему краю составляет около 9 м.

В профиле зачистки 3, восточный край которой находится в 65 м к западу – юго-западу от оконечности Ратминской стрелки, выявлен культурный слой мощностью до 60 см, перекрытый слоем суглинка мощностью до 40 см и слоем дерна.


В профиле зачистки 4 восточный край находится в 121 м к западу – юго-западу от оконечности Ратминской стрелки, выявлен культурный слой мощностью до 50 см, в котором присутствуют вкрапления углей и прокаленного грунта. В верхней части этого слоя фиксируется прослойка мощностью до 13 см, содержащая особо большое количество углей и кусков прокаленного грунта. Перекрывающий ее слой суглинка имеет мощность до 40 см (рис. 4).

В профиле зачистки 5, восточный край которой находится в 196 м к западу – юго-западу от оконечности Ратминской стрелки, зафиксирован культурный слой мощностью до 30 см, перекрытый слоем суглинка мощностью около 40 см.

В зачистках 6, 7 и 8, восточные края которых находятся, соответственно, в 305, 365 и 466 м к западу – юго-западу от оконечности Ратминской стрелки, под слоем суглинка аллювиального происхождения фиксируются слабовыраженная гумусированная прослойка мощностью не более 10 см, представляющая собой периферийную часть культурного слоя.

Шурф 1 был заложен в северо-восточной части городища. Восточный край шурфа находится в 22 м к западу – юго-западу от оконечности Ратминской стрелки, северный край – в 3,5 м к югу от берегового обрыва реки Волги. Шурф находится у юго-западного края слабовыраженного углубления шириной до 6,5 м, пересекающего мыс по направлению с северо-запада на юго-восток и, предположительно, представляющего собой заплывший крепостной ров. Имеет прямоугольную форму, сориентирован по сторонам света, вытянут по направлению запад – восток. Размеры шурфа – 5 х 2 м, площадь – 10 кв.м (рис. 2, 5-7, 10).


Дневная поверхность в месте закладки шурфа имеет небольшое понижение к северо-востоку, к внешней стороне углубления, предположительно являющегося крепостным рвом. Поверхность хорошо задернована, поросла луговой растительностью.

В ходе проведения работ шурф был разделен на два участка – западный (участок 1), размером 3 х 2 м, и восточный (участок 2) размером 2 х 2 м. Первоначально был вскрыт участок 1, зафиксирован его восточный профиль, после чего был вскрыт участок 2, проведена общая зачистка шурфа по уровню материка, зафиксированы профили всех стенок.


В шурфе вскрыт слой грунта толщиной от 108 до 260 см. Толщина составляющих его слоев варьируется в достаточно широких пределах. В верхней части фиксируется слой дерна, под ним – слой желто-коричневого слабо гумусированного суглинка, имеющего, судя по всему, намывное происхождение. Под ним располагается песчаная прослойка, происхождение которой также связано, вероятно, с разливами рек Дубна и Волга. Под ней в западной части шурфа залегает слой темной, сильно гумусированной супеси, представляющей собой культурный слой городища, а ниже – слой коричневой, слабо гумусированной супеси – возможно, являющейся погребенной почвой, а под ней – материковая глина желтого цвета. Более сложная стратиграфическая ситуация наблюдается в центральной и западной частях шурфа – там, где шурфом был вскрыт край большого углубления в материковой глине, предположительно представляющий собой наружный край крепостного рва. На этих участках прослеживается до трех песчаных прослоек – вероятно, связанных с намывным заполнением рва, и два разделенных слоя темной, сильно гумусированной супеси – вероятно, отражающих разные хронологические этапы функционирования памятника (рис. 7, 10). В нижней части нижнего культурного слоя встречены многочисленные остатки древесного угля, возможно, связанные со сгоревшими и обрушившимися конструкциями крепости. Окончательная трактовка зафиксированной сложной стратиграфической ситуации без проведения дальнейших работ затруднительна.


В шурфе было отмечено общее понижение уровня материка на глубину до 150 см (рис. 6, 7). Зафиксированный в шурфе относительно равномерный наклон материковой поверхности к северо-востоку позволяет предполагать, что шурфом вскрыт участок внешнего склона крепостного рва.


В культурном слое, исследованном в шурфе 1, обнаружены многочисленные кости животных и фрагменты керамических сосудов, а также несколько индивидуальных находок, в том числе фрагмент бронзового браслета, железные скобы, гвоздь и лезвие ножа, а также наиболее яркая находка – бронзовый крест-энколпион (рис. 6, 12, 13, 16). Большинство найденных артефактов датируется XII-XIII вв.

Шурф 2 был заложен в северо-восточной части городища. Восточный край шурфа находится в 88 м к западу – юго-западу от оконечности Ратминской стрелки, северный край примыкает к береговому обрыву реки Волги (рис. 24).


Шурф имеет прямоугольную форму, сориентирован по сторонам света, вытянут по направлению север — юг. Размеры шурфа — 2-3 х 2 м, площадь – 5 кв.м (поскольку шурф примыкает к обрыву, верхняя кромка которого тянется в направлении с востока – северо-востока на запад – юго-запад, восточный край шурфа имеет длину 3 м, а западный – 2 м) (рис. 8, 9, 14).

Дневная поверхность в месте закладки шурфа имеет небольшое понижение к северу, в сторону берегового обрыва. Поверхность хорошо задернована, поросла луговой растительностью.

Шурфом 2 вскрыт слой грунта толщиной от 120 до 128 см. Толщина составляющих его слоев варьируется незначительно. В верхней части фиксируется слой дерна толщиной 10-15 см. Под ним – слой желто-коричневого слабо гумусированного суглинка толщиной около 50 см, имеющего, судя по всему, намывное происхождение. Ниже располагается слой темной, сильно гумусированной супеси мощностью до 64 см, представляющей собой культурный слой городища, а под ней – материковая глина желтого цвета (рис. 9).


Шурф был посажен на материк на всей площади. Материковая поверхность ровная. В ней было обнаружено пять столбовых ямок диаметром от 19 до 33 см и глубиной от 13 до 18 см. Четкой системы в расположении ямок не прослеживается, однако можно предположить, что они расположены в один или два ряда вдоль берега Волги. Заполнение четырех ямок представляет собой темную, сильно гумусированную супесь, в заполнении ямки 5 зафиксирована линза песчаного грунта и крупные фрагменты угля (рис. 8).


В культурном слое, исследованном в шурфе 2, обнаружены многочисленные кости животных и фрагменты керамических сосудов, а также значительное количество индивидуальных находок, в том числе половина свинцовой актовой печати, целые и фрагментированные бронзовые украшения, различные железные и костяные предметы (рис. 8, 13, 15, 16, 20). Большинство найденных артефактов датируется XII-XIII вв.

Описание находок

В ходе разведочных исследований городища Дубна, проведенных в 2009 г., была получена коллекция, состоящая, главным образом, из обломков керамических сосудов и костей животных, включающая в себя ряд металлических и костяных предметов. Общее число находок, учтенных в коллекционной описи (без остеологических остатков) – 107 предметов. Вся полученная в ходе работ коллекция сдана в постоянное пользование в музей государственного учреждения высшего профессионального образования Московской области Международного университета природы, общества и человека «Дубна».

Наиболее яркими находками, сделанными в ходе археологических исследований, являются бронзовый крест-энколпион и половина моливдовула – свинцовой актовой печати (ее описание приводится в следующей статье «Новый памятник актовой сфрагистики из древнерусской Дубны»).

Бронзовый крест-энколпион, состоящий из двух створок, был обнаружен в шурфе 1, на глубине (-89) см (7), в верхней части культурного слоя (рис. 6).


Крест находится в очень хорошем состоянии, внешние поверхности покрыты благородной патиной (рис. 12). Оглавье энколпиона не сохранилось. Внутренние поверхности створок энколпиона практически не патенизированы. На внутренней поверхности лицевой створки фиксируются остатки смолы.

Каждая створка креста-энколпиона имеет размеры 65 х 57 мм, с учетом «ушек» 85 х 57 мм, толщина каждой створки 3,5-4,5 мм, общая толщина энколпиона в сложенном виде 7-8 мм.

Крест имеет закругленные концы, на которых располагаются четко оформленные медальоны с изображениями святых и выраженные капельки металла в местах соединения медальонов с ветвями креста. Каждая створка креста имеет рельефную пятичастную композицию с центральным изображением в рост и четырьмя поясными изображениями в медальонах.

В центре лицевой створки креста-энколпиона находится изображение Распятия Христова, по сторонам от него – предстоящие изображения Богоматери и Иоанна Богослова, в верхнем и нижнем медальонах – изображения святителей Николая Чудотворца и Григория Богослова.

В центре оборотной створки энколпиона находится изображение Богоматери с ладонями, раскрытыми перед грудью – данный образ известен в иконографии как Богоматерь Ассунта, «Вознесенная». В медальонах по ее сторонам расположены изображения святых Козьмы, Демьяна, Петра и Василия. На створках энколпиона находятся зеркальные славянские надписи и обращение «Святая Богородица помогай».

Энколпион отлит из бронзы. Судя по всему, отливка была сделана в глиняной форме, изготовленной по восковой модели, выполненной по слепку, снятому с оригинального креста, отлитого в каменной форме. Во всяком случае, на левом медальоне оборотной створки отчетливо видны следы деформации восковой модели. Эта створка крест, с которого делался слепок, была уже в некоторой степени затерта от длительного ношения, что и объясняет, вероятно, более низкое качество отливки этой стороны.

По классификации Г.Ф. Корзухиной, анализируемый энколпион относится к группе VII «кресты с мелкими рельефными изображениями», типу 1 «кресты с Распятием и Богоматерью с ладонями перед грудью и четырьмя медальонами вокруг каждого из них, с закругленными концами» (Корзухина, Пескова, 2003. С. 23-24). Оригинальные кресты-энколпионы данного типа изготавливались в Киеве – скорее всего, мы имеем дело с достаточно качественным повторением киевского изделия.

Как правило, у большинства энколпионов на лицевой створке сверху и снизу делалось по одному ушку, а на обратной – по два. Однако у данного энколпиона, как и у других крестов этого типа, ушки размещены наоборот, как будто створка с центральным изображением Богоматери была задумана как лицевая.

Кресты-энколпионы данного того типа датируются, как правило, первой половиной XIII века. Наибольшее распространение они получили непосредственно перед началом монголо-татарского нашествия (Корзухина, Пескова, 2003. С. 24, 194). Датировка дубненского креста-энколпиона этим временем позволяет обоснованно предполагать, что после того, как город Дубна был сожжен новгородским войском в 1216 году, он был восстановлен, а погиб уже только в 1238 году во время монголо-татарского нашествия. Кроме того, находка креста-энколпиона в культурном слое городища Дубна подтверждает проживание здесь лиц высокого социального статуса.

Бронзовые изделия. В шурфе 2 на глубине (-80) см найден бронзовый лжевитой перстень (рис. 13,1). Наружный диаметр перстня 24,5-25,5 мм, внутренний – 20 мм, сохранность хорошая, поверхность патенизирована незначительно.


Также в шурфе 2 на глубине (-90) см был обнаружен большой фрагмент бронзового браслета в растительной оплетке (рис. 13,3). Он имеет длину по окружности 7,4 см, внутренний диаметр 5,0 см, покрыт толстым слоем окислов и обломан с обоих концов.

В шурфе 1, на участке 2, на глубине (-150) см обнаружен фрагмент бронзового браслета, орнаментированного косыми крестами, нанесенными на него чеканкой (рис. 13,2). Фрагмент имеет размеры 20 х 15 мм, толщину 0,3 мм, патенизирован, отрублен от остальной части браслета, края разрубов ровные.

В шурфе 2 на глубине (-55) см обнаружен достаточно крупный фрагмент бронзовой пластины, длиной 5,2 см, шириной 2,5 см, толщиной 0,4 мм. Фрагмент обломан с обоих концов и сильно патенизирован.

Также в шурфе 2 на глубине (-78) см обнаружена бронзовая дужка, вероятно, от замка, размером 3,0 х 2,7 см, с сечением 4,5 х 3,0 мм (рис. 15,2). Дужка сильно окислена, покрыта патиной, разломана на две части и склеена.


Железные предметы. В шурфе 2, на глубине (-80) см был найден крупный железный рыболовный крюк, размером 5,7 х 3,4 см, с округлым расширением в верхней части (рис. 15,1). Предмет покрыт ржавчиной и известковым налетом.

В шурфах было найдено два обломанных лезвия железных ножей. Одно, найденное в шурфе 1, на участке 1, на глубине (-82) см, имеет длину 7,3 см, ширину 1,4 см и толщину до 0,5 см, подтреугольное сечение, обломано с обоих концов и покрыто ржавчиной. Второе, из шурфа 2, с глубины (-78) см, представляет собой обломок лезвия с сохранившимся черешком, его размеры 2,5 х 1,0 см, толщина 1,5 мм, покрыто ржавчиной, черешок согнут, лезвие обломано, слом неровный.


Также в шурфах обнаружено три железных гвоздя. Все они покрыты ржавчиной, имеют довольно грубые следы ковки. Один гвоздь, найденный в шурфе 1, на участке 1, на глубине (-95) см, имеет длину 6,3 см, сечение у шляпки 7,5 х 3,5 мм (рис. 16,1); второй, из шурфа 2, с глубины (-75) см, имеет длину 7,5 см (рис. 16,2), сечение у шляпки 7,0 х 6,0 мм; третий, также из шурфа 2, с глубины (-100) см, имеет длину 7,0 см, сечение у шляпки 8 х 7 мм (рис. 16,3).

В шурфе 2 были найдены две железные иголки, обе с подквадратным сечением 1 х 1 мм – одна на глубине (-82) см, длиной 41 мм (рис. 16,4); и вторая на глубине (-98) см, длиной 35 мм (рис. 16,5), обломанная с одного конца.

В шурфе 2, на глубине (-85) см, найдено железное кольцо от кольчуги – слегка разомкнутое, внешним диаметром 1,1 см, внутренним диаметром 0,7 см.

Также в шурфе 2, на глубине (-100) см, обнаружен железный цилиндр трубчатого замка, длиной 7,4 см и диаметром 3,3 см. Он сильно проеден ржавчиной, весь покрыт известковой коркой, крупный фрагмент цилиндра утрачен.

В шурфе 2 найдено два фрагмента железных дужек: половина дужки на глубине (-114) см, длиной 9,1 см, шириной 1,0 см и толщиной 0,5 мм; и фрагмент дужки на глубине (-87) см, длиной 9,0 см, шириной 0,9 см и толщиной 1,0 мм.

Также на городище было найдено девять железных скоб: две скобы в шурфе 2 и семь – в шурфе 1. Одна скоба, найденная в шурфе 2 на глубине (-70) см, с овальной серединой, имеет размеры 4,0 х 1,4 см, толщину 2,0 мм, покрыта ржавчиной, один конец обломан (рис. 16,7). Вторая скоба, найденная в шурфе 2 на глубине
(-108) см, имеет длину 7,2 см, ширину 0,5 см, толщину 1,5 мм, покрыта ржавчиной, один конец изогнут (рис. 16,6). Семь скоб, найденные в шурфе 1, лежали компактной группой на участке 2, на глубине (-82) см (рис. 16,8-14). Они имеют заостренные концы и плоскую, округлую середину. Длина скоб 3,2-4,3 см, диаметр середины 1,6-2,0 см, толщина 0,7 мм. Все они покрыты ржавчиной, концы скоб загнуты, у четырех скоб концы обломаны.

В шурфе 2 было обнаружено четыре железных крицы – одна на глубине (-117) см и три компактной группой на глубине (-95) см. Все они имеют неправильную подовальную форму с округлыми выступами, покрыты ржавчиной и известковым налетом. Размеры криц: 8,5 х 5,5 х 3,0 см; 9,2 х 8,5 х 2,3 см; 10,5 х 8,0 х 5,0 см; 13,7 х 9,5 х 5,5 см.

Костяные предметы. В шурфе 2, на глубине (-88) см, была обнаружена крупная костяная игла с ушком, длиной 6,6 см, с сечением 6 х 3 мм и диаметром отверстия 3 мм (рис. 15,3). Кончик иглы обломан. Вероятно, она относится к типу игл, предназначенных для плетения сетей.

В том же шурфе 2 на глубине (-100) см был обнаружен костяной инструмент конической формы, длиной 9,0 см, с обломанным кончиком. Скорее всего, предмет представляет собой проколку.

Таким образом, большинство бронзовых, железных и костяных предметов, обнаруженных в ходе проведенных исследований, были извлечены из слоя темной, сильно гумусированной супеси. По типологическим особенностям практически все они могут быть датированы XII-XIII вв., хотя некоторые артефакты могут датироваться в весьма широких пределах. Достаточно однозначно, на наш взгляд, к XVI-XVIII вв. можно отнести семь железных скоб с плоской, округлой серединой (рис. 16, 8-14).

Керамика. Из 107 находок, зафиксированных в коллекционной описи, 63 являются фрагментами керамических сосудов (7). В основной они были обнаружены в слое темной, сильно гумусированной супеси. Более половины фрагментов (35 штук) происходят из этого слоя из шурфа 2, в котором культурный слой вообще существенно более насыщен артефактами, чем в шурфе 1.


Все найденные фрагменты принадлежат сосудам, изготовленным на гончарном круге, с выраженной профилировкой верхней части сосуда. Венчики уплощенные. В качестве примесей в тесте фиксируется песок и, в некоторых случаях, измельченная слюда. Орнамент достаточно бедный – как правило, это или параллельные ряды прочерченных горизонтальных линий, либо одиночные ряды ямочных вдавлений. Часто эти способы орнаментации сочетаются.

По цвету и качеству изготовления можно выделить три основные группы сосудов. Первая – сосуды с темным цветом поверхности, с относительно рыхлой структурой теста на изломе (рис. 18, 19). Эта керамика является типичной для культурных слоев русских поселений XII-XIII вв. на Верхней Волге.


Вторая группа – сосуды с белым или светло-желтым цветом поверхности, с плотной структурой теста на изломе (рис. 17). Эти сосуды относятся к группе южнорусской керамики и также могут быть датированы XII-XIII вв. Проникновение южнорусской керамики в домонгольское время на территорию Волго-Окского междуречья уже неоднократно отмечалось в ходе археологических исследований древнерусских памятников Московской области (Хижняков, 2008. С. 12-13).

Третья группа – глазурованные сосуды красно-коричневого цвета, с плотным тестом. Датируются в широких пределах от XVI в. до начала XX в. Несколько фрагментов найдены в суглинке, перекрывающем древнерусский культурный слой, и связаны с функционирование Дубенского мыта и села Городище на Дубенском устье.

Несколько крупных фрагментов от верхней части одного или двух сосудов второй группы были найдены в зачистке 1, в заполнении рва, на глубине (-175) см (рис. 17,1-2).

В северо-западном углу шурфа 2, на глубине (-75) см – (-80) см, в слое темной, сильно гумусированной супеси, было обнаружено несколько крупных фрагментов одного сосуда, которые удалось подклеить друг к другу и, таким образом, реконструировать сосуд на полную высоту (рис. 19). Этот сосуд относится к первой группе керамики.


Диаметр венчика сосуда 16,7 см, диаметр по наибольшему расширению тулова 18,8 см, диаметр днища 10,6 см. Высота верхней части сосуда (до уровня наибольшего расширения тулова) 5,5 см, высота тулова сосуда 12,5 см, общая высота сосуда 18,0 см.

Форма сосуда – горшечная, профилировка плавная, шейка сильно отогнутая. Сосуд изготовлен на гончарном круге, достаточно грубо и не всегда ровно, заглаживание поверхности довольно грубое, цвет внешней поверхности от оранжево-коричневого до черного, внутренней – от темно-серого до черного, цвет излома – от коричневого до черного, в тесте сосуда фиксируются примеси песка и слюды. В верхней части сосуда на наружной и внутренней поверхностях фиксируется черный нагар.

Плечо сосуда украшено зигзагообразным орнаментом, прочерченным без отрыва орнаментира от поверхности сосуда. Тулово сосуда орнаментировано тремя группами по две небрежно нанесенные параллельные горизонтальные линии.

На днище сосуда присутствует достаточно отчетливый отпечаток клейма, состоящего из двух вписанных друг в друга окружностей и нескольких взаимопересекающихся линий.

Кроме фрагментов керамических сосудов, на городище также были найдены обломанный керамический стержень и керамическое грузило для сети близкой к цилиндрической формы, диаметром 3 см, длиной тоже 3 см, с отверстием диаметром 0,7 см (шурф 2, гл. (-88) см).

Также в шурфе 2, на глубине (-75) см, был обнаружен обломок мутного стекла, размером 1,5 х 1,2 см, толщиной 0,8 мм, с характерным перламутровым блеском.

Остеологические остатки. В шурфах и зачистках на городище Дубна было обнаружено более трехсот остеологических остатков. Определение остатков профессиональным палеозоологом планируется, но еще не проводилось. По оценке автора, среди остеологических остатков преобладают кости доместицированных копытных: лошади, крупного и мелкого рогатого скота. Также обнаружены кости птиц, чешуя рыб, клык молодого кабана.

Заключение

В результате проведенных в 2009 году исследований, на основании особенностей стратиграфии, зафиксированной в восьми зачистках, было установлено, что культурный слой городища Дубна тянется вдоль берега Волги от самой оконечности мыса – Ратминской стрелки – на расстояние 510 м. Ширина распространения культурного слоя достигает 105 м. Общая площадь памятника составляет 38 000 кв.м (рис. 24).

В нижней части культурного городища Дубна были обнаружены отдельные отщепы и орудия на отщепах. Эти находки относятся к неолитической стоянке Дубна 3, которая также расположена на территории городища. Четко локализовать стоянку и выделить относящийся к ней культурный слой в настоящее время не представляется возможным.

Культурный слой городища имеет мощность от 0,1 м на периферии памятника до 0,6-0,7 м в его северо-восточной части и представляет собой темную, сильно гумусированную супесь с включениями прокаленного грунта и углистыми прослойками. Основная часть культурного слоя сформировалась, судя по всему, в течение XII – первой трети XIII вв. и представляет собой остатки древнерусского города Дубна, известного по упоминаниям в Новгородской первой летописи. Многочисленные углистые остатки, присутствующие как в нижних, так и в верхних частях слоя, свидетельствуют о неоднократных пожарах, с которыми было связано существование древнерусской Дубны.

Можно предположить, что на мысу, непосредственно в районе впадения Дубны в Волгу, сохранились остатки оборонительного рва первой крепости, построенной на этом месте, судя по всему, в первой половине XII века (вероятно – в 1132-1134 гг.) и вскоре после сооружения погибшей в результате пожара (вероятно – в ходе событий 1149 г.).

Заплывшие остатки рва прослеживаются на уровне дневной поверхности в виде слабопрофилированного углубления шириной от 4 м до 6,5 м и глубиной до 0,3-0,4 м, пересекающего самую оконечность мыса. Небольшой участок внешнего склона рва был исследован в шурфе 1, кроме того, края рва отмечены в зачистках 1 и 2. От территории, предположительно огороженной в древности этим рвом, сохранился участок площадью около 150 кв.м (рис. 21).

Также можно выдвинуть осторожное предположение, что оборонительный ров второй крепости, построенной, вероятно, в середине – второй половине XII века, представляет собой в настоящее время запруженный ручей, находящийся в ограде храма Похвалы Пресвятой Богородицы. Если это предположение соответствует действительности, то, вероятно, участок второго рва, соединявший сохранившееся до настоящего времени углубление с рекой Волгой, был засыпан и снивелирован по уровню дневной поверхности. Площадь сохранившегося участка, предположительно, ограниченного остатками рва второй крепости – около 19 000 кв.м (рис. 21). Однако данное предположение носит пока чисто гипотетический характер.

Сверху культурный слой городища и селища перекрыт слоем суглинка толщиной от 0,5 до 0,9 м. Данный слой имеет, судя по всему, намывное происхождение, его формирование связано с особенностями гидрологического режима в месте впадения Дубны в Волгу. В данном слое встречаются отдельные находки, связанные с функционированием селища Дубенское мыто в XV-XVI вв. и села Городище на Дубенском устье – начиная с XVII в. К началу XX в. это село получило название Ратмино, перешедшее к нему от соседней деревни, прекратившей свое существование, и в настоящее время представляет собой улицу Ратмино в составе города Дубны, проходящую к югу от археологического памятника и практически полностью застроенную современными коттеджами – за исключением двух деревянных домов постройки конца XIX – начала XX вв. и храма Похвалы Пресвятой Богородицы 1827 г. постройки.

Городище Дубна находится в настоящее время в удовлетворительном состоянии. Потенциальную угрозу его сохранности составляют существующие планы строительства спортивных и рекреационных сооружений на земельном участке, принадлежащем Московской области, в границах которого находится западная часть культурного слоя памятника. Для предотвращения разрушения памятника в случае начала такого строительства необходимо его незамедлительное включение в государственный реестр охраняемых памятников истории и культуры.

Продолжается разрушение культурного слоя городища в его северо-восточной части, на самой оконечности Ратминской стрелки. Волга, уровень которой существенно поднят Угличским водохранилищем, подмывает берег в этом месте и участки культурного слоя регулярно обрушиваются в реку. Значение разрушения этой части памятника весьма велико в силу того, что только здесь, на самой оконечности мыса, сохранились, судя по всему, остатки крепостных сооружений домонгольского времени. В случае дальнейшего продолжения процессов разрушения берега эти остатки окажутся утраченными для науки.

Укрепление берега посадками ивняка, как это было успешно сделано выше по течению реки Волги, не представляется здесь возможным, поскольку береговой обрыв в этом месте вертикально обрывается в воду и, кроме того, подмывается с двух направлений – как течением реки Волги, так и течением впадающей в нее реки Дубны. Целесообразно проведение на этом месте охранных археологических раскопок ограниченной площади (в пределах 200 кв.м) с дальнейшим укреплением береговой линии долговечными конструкциями.

Ф.Н. Петров


Список источников и литературы

Бадер О.Н. Отчет о работах 1932-33 гг. // Известия Государственной Академии истории материальной культуры. Вып. 109. Археологические работы Академии на новостройках в 1932-33 гг. Л., 1935. – С. 28-38.

Бадер О.Н. Краткий очерк археологических работ в зоне канала имени Москвы // Материалы и исследования по археологии СССР. Вып. 13. Материалы и исследования по археологии Верхнего Поволжья. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950а. – С. 8-14.

Бадер О.Н. Древние городища на Верхней Волге // Материалы и исследования по археологии СССР. Вып. 13. Материалы и исследования по археологии Верхнего Поволжья. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950б. – С. 90-132

Бадер О.Н. Краткий очерк археологических работ в зоне канала имени Москвы // Материалы и исследования по археологии СССР. Вып. 13. Материалы и исследования по археологии Верхнего Поволжья. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950. – С. 8-14.

Бадер О.Н., Талицкий М.В., Збруева А.В., Пассек Т.С., Елизарова Н.А., Бадер М.А. Работа на строительстве канала Москва-Волга. Археологические памятники // Известия Государственной Академии истории материальной культуры. Вып. 109. Археологические работы Академии на новостройках в 1932-33 гг. Л., 1935. – С. 39-65.

Белецкий С.В. Сфрагистические находки из древнерусской Дубны в 1986 г. Архив Института археологии РАН, РI, № 12192. – 42 с.

Белецкий С.В. Уникальные находки Евгения Крымова // Дубна: наука, содружество, прогресс. № 39. 7 октября 1986 г. С. 7.

Белецкий С.В. О времени основания летописной Дубны // Задачи советской археологии в свете решений XXVII съезда КПСС. Тезисы докладов всесоюзной археологической конференции. Суздаль, 1987 год. – М.: Наука, 1987. – С. 35-37.

Белецкий С.В., Крымов Е.Ю. Из глубины веков. О чем рассказали печати, найденные на Ратминском поселении // Дубна: наука, содружество, прогресс. № 15. 13 апреля 1988 г. С. 7.

Белецкий С.В., Крымов Е.Ю. Памятники актовой сфрагистики из древнерусской Дубны // Советская археология, 1990, № 3. – С. 233-246.

Белецкий С.В., Крымов Е.Ю., Фролов А.С. Работы в окрестностях Дубны // Археологические открытия 1986 года. – М.: Наука, 1988. – С. 50-52.

Гнутова С.В., Зотова Е.Я. Кресты, иконы, складни. Медное художественное литье XI – начала XX века. Из собрания Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. М.: Интербук-бизнес, 2000.

Даченков И.Б. История – серьезная наука, или 10 доказательств существования древнерусской Дубны // Дубненское наследие. Спецвыпуск. Ноябрь 2004.

Даченков И.Б. Откуда есть пошла Дубна. Дубна: [Изд-во не указ.], 2006. – 180 с.

Даченков И.Б. Методические материалы по истории Дубненского края. Буклет. Дубна, 2008. – 4 с.

Даченков И.Б., Крымов Е.Ю. История Дубненского края: средневековый экскурс. М.: Издательский центр «Федоров», 1998. – 112 с.

Даченков И.Б., Петров Ф.Н. Городище Дубна: состояние и перспективы исследований // Дубненское наследие. Вып. 43. Июнь 2009. – С. 2.

Даченков И.Б., Петров Ф.Н. Дубненская археологическая экспедиция: первый год исследований // Дубненская археологическая экспедиция. Вып. 1. Дубна, 2010. – С. 3-5.

Зинин И.А., Петров Ф.Н. Древнерусская Дубна: наиболее важные находки // Дубненское наследие. Вып. 45. Октябрь 2009 г. С. 2.

Корзухина Г.Ф., Пескова А.А. Древнерусские энколпионы. Кресты-реликварии XI-XIII вв. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2003. – 432 с.

Крымов Е.Ю. На развалинах древних крепостей // Дубна: наука, содружество, прогресс. № 12. 22 марта 1989 г. С. 7.

Крымов Е.Ю. «…На них же начертаны будут кресты» // Вести Дубны. 2 марта 1992 г.

Крымов Е.Ю., Белецкий С.В. Таможня домонгольского времени на Верхневолжье // Вести Дубны. № 43 (453). 10 июня 1994 г.

Крымов Е.Ю., Строковская Т.Е. От первобытной стоянки до наукограда: из истории Дубны. Дубна: Международный университет природы, общества и человека «Дубна», 1997. – 36 с.

Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X–XIV вв. М.: Изд-во «Наука», 1984. – 332 с.

Николаенко Т.Д. Талдомский район // Археологическая карта России: Московская область. Часть 2. М.: Институт археологии РАН, 1995. – С. 164-177.

Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.-Л., 1950.

Оборин В. Древний городок Дубна // «За коммунизм», № 16 (1833), 27 февраля 1973 г. – С. 4.

Ососкова И., Иванова Ю. Стоянки первобытных людей на Волге и Дубне // «За коммунизм», № 99 (674) от 21 августа 1962 г. – С. 3

Петров Ф.Н. Археологические памятники Дубны // Дубненское наследие. Вып. 42. 2009. – с. 4.

Петров Ф.Н. Исследования древнерусской Дубны Сергея Васильевича Белецкого // Вести Дубны. 3 июня 2010 г. № 21 (45). – С. 16.

Петров Ф.Н. Древнерусская Дубна в исследованиях В.А. Кучкина // Вести Дубны, № 43 (37) от 4 октября 2010 г. – С. 16.

Петров Ф.Н. Древнерусская Дубна: к исторической реконструкции // Дубненское наследие. Вып. 46. 2009 г. С. 2.

Петров Ф.Н. Ратминский энколпион // Дубненское наследие. Вып. 47. Февраль 2010 г. С. 1.

Плетнёв В.А. Об остатках древности и старины в Тверской губернии. К археологической карте губернии. Тверь: Типография губернского правления, 1903. – 519 с.

Самоквасов Д.Я. Древние города России. Историко-юридическое исследование. СПб.: Типография К. Замысловского, 1873. – 165 с.

Успенская А.В. Отчет о раскопках на селище Ратмино близ г.Дубны Московской области в 1963 г. Архив Института археологии РАН, РI № 2762. – 9 с.

Успенская А.В. Отчет о раскопах на селище Ратмино близ г.Дубны Московской области в 1964 г. Архив Института археологии РАН, РI № 2977. – 6 с.

Успенская А.В. Отчет о Дубнинской археологической экспедиции в 1965 г. Архив Института археологии РАН, РI, № 3116. – 9 с.

Успенская А.В. Древнерусское поселение близ г. Дубна // Труды Государственного Исторического музея. Вып. 40. Археологический сборник. М.: Изд-во «Советская Россия», 1966. – С. 105-111.

Хижняков О.И. Керамические изделия из раскопок селищ Мякинино-1 и Мякинино-2 // Археология Подмосковья: Материалы научного семинара. Вып. 4. М.: Институт археологии РАН, 2008. – С. 12-19.

Энциклопедический словарь. Под редакцией К.К. Арсеньева и Ф.Ф. Петрушевского. Т. 11 (21): Домиции – Евреинова. Издатели: Ф.А. Брокгауз и И.А. Ефрон. СПб., 1893 – 466 с.

Янин В.Л., Гайдуков П.Г. Древнерусские вислые печати, зарегистрированные в 2003 г. // Новгород и Новгородская земля. История и археология. Вып. 18. Великий Новгород, 2004.

Примечания

1. Полевые исследования проводились на основании Открытого листа № 879 по форме № 2, выданного Институтом археологии РАН 3 июля 2009 г. и зарегистрированного в Управлении государственной охраны объектов культурного наследия Министерства культуры Московской области 24 августа 2009 г. за № 67/09. Экспедиционные работы финансировались из собственных средств Дубненского общественного фонда историко-краеведческих исследований и гуманитарных инициатив «Наследие».

2. Наиболее активное участие в исследованиях приняли И.А. Зинин и Л.В. Пантелеева. В ведении полевой документации, обработке коллекций и подготовке отчета большую помощь автору оказали И.Б. Даченков и Е.Е. Субботина. На вскрытии шурфов и зачисток также работали А.Ф. Анохин, Д.А. Буланцов, И.А. Вяземский, С.А. Гурьянов, М.Н. Карачаров, П.Ф. Муравицкий, А.В. Никитин, Е. Пономарева, Р. Тарабрин, Л. Хохлов.

3. При написании раздела использованы данные автономной некоммерческой организации «Региональный экологический центр «Дубна», http://www.ecology.dubna.ru/.

4. Обнаружить эту работу нам пока не удалось. В фондах Российской государственной библиотеки данная книга И.С. Белюстина отсутствует.

5. К сожалению, публикацию Р.Н. Никулина автору разыскать также пока не удалось.

6. Поскольку фрагменты гончарной посуды имеют стандартный характер, в коллекционную опись включались только достаточно информативные фрагменты, а также все фрагменты от зафиксированного развала сосуда.

7. Поскольку фрагменты гончарной посуды имеют стандартный характер, в коллекционную опись включались только достаточно информативные фрагменты, а также все фрагменты от зафиксированного развала сосуда.

Библиографическое описание: Петров Ф.Н. Городище Дубна по результатам исследований 2009 года // Дубненская археологическая экспедиция. Вып. 1. Дубна, 2010. – С. 6-51.